27 ноября 2020 г.

    В связи с ремонтными работами не будет электроэнергии
    27.11.2020г.
    С 10-00 до 12-00 по ул. Гагарина 2-38 ( чет.), Островского 1-37, Седова 1-33 - ТП 103 РУ-0,4кВ подключение по Т.У. Работает АО «Электросеть».
    С 09-00 до 15-00 по ул. Веселая 1-44, Складская 21-31(нечет.)80а - ВЛ-0,4кВ ТП 109 замена опор. Работает АО «Электросеть».

    » история отключений

    «Иной судьбы я не желал»

    Погоны на плечах с 17 лет, свыше 22 лет выслуги, 37 поощрений по службе и звание подполковника полиции — таковы «вехи биографии» начальника полиции Отдела МВД России по г. Междуреченску Евгения Сергеевича Сидоренко.

    За общими для образцовых полицейских чертами всегда маячит яркая индивидуальность. Ведь именно неординарные человеческие качества позволяют налаживать взаимопонимание с людьми и получать от них поддержку, дорасти до руководящей должности, сплачивать, мотивировать и укреплять коллектив.

    О службе в полиции, как призвании, и о том, как работается оперативным подразделениям в текущем году, Евгений Сидоренко рассказал в канун Дня сотрудника органов внутренних дел.

    — Я осознанно стал продолжателем династии, поскольку гордился дедом и отцом, которые посвятили себя службе в милиции, — отмечает Евгений Сергеевич. — Дед, Николай Трофимович Сидоренко, в 17 лет ушёл на фронт рядовым, вернулся младшим лейтенантом в 1949-м, отслужив в группе советских войск в Германии. В милиции приступил к работе участковым инспектором, дослужился до полковника милиции. В отставке возглавлял совет ветеранов отдела внутренних дел города Осинники — до своего последнего дня, в 2011-м. Похороны пришлись на 10 ноября — наш профессиональный праздник, и меня не удивило, что сослуживцы, товарищи плакали, прощаясь с другом. Дедушка был великолепным человеком и сумел пронести мужскую дружбу через долгие годы.

    Отец — старшина милиции, был неустрашим и непреклонен в ожесточённой борьбе с криминалитетом в лихие 90-е. И мой выбор профессии счёл верным и мужественным: «Кто, если не мы?».

    Я окончил школу с отличием, высшее образование получил в Омской Академии МВД России и в 2002 году приступил к работе оперуполномоченного уголовного розыска в ОВД Калтана. В 2003-м меня перевели в легендарный 6-й отдел, по борьбе с организованной преступностью, в Осинниках, по обслуживанию юга области, включая Междуреченск и Таштагол. В тот же год мне вручили первую награду: мы взяли крупную банду в Осинниках.

    …В УБОПе я прослужил до момента его расформирования, в 2008-м году. В тот год меня отправили в служебную командировку в Дагестан, с апреля по октябрь, в период грузино-осетинского конфликта. Это время стало для меня своеобразным «буфером», переосмыслением, когда на первый план вышла ценность самой жизни. Младшему сыну было полтора года, когда я вернулся и в шутку спрашиваю: «А где твой папа?». Так сынишка не ко мне обниматься бежит, а оборачивается к фотографии на стене: «А вот он! Мой папа — на войне!» — «Да?! И что он там делает?» — «Пиф! Паф!».

    Меня «обрадовали», что 6-го отдела больше нет, и предложили службу в Центре противодействия эстремизму и терроризму. С октября 2008-го и по 2019-й год работал в этой новой структуре в составе МВД, с 2015 года возглавлял подразделение по югу области. Поначалу само направление деятельности немного озадачило: разве не ФСБ этим должно заниматься?

    Но мировой опыт показывает: вся правоохранительная система призвана проявлять настороженность и владеть методиками противодействия эстремизму на своём уровне.

    Как шутили сослуживцы, «в 6-м отделе мы привыкли головой бить, а теперь головой надо ещё и думать!». Для погружения в тему того же религиозного радикализма приобрёл основные литературные источники — священные писания мусульман, иудеев, христиан. У меня и сейчас в кабинете красуются коран, талмуд и библия, — демонстрирует начальник полиции коллекцию за створкой шкафа. — Вникал в сравнительное религиоведение и конфликтологию на почве межконфессиональных различий, знакомился с актуальными теософскими течениями. А главное, благодаря оперативным навыкам, мы с сослуживцами начали нарабатывать практику, — и жизнь нашего общества стала открываться для нас с неизведанной стороны. В Новокузнецке мы выявили даже «спящую» ячейку ИГИЛ (запрещённая в РФ организация). Притушенный вулкан мог в любой момент «проснуться» и сработать, используя свой смертоносный арсенал…

      * * *
     — В 2019-м году готовился выйти в отставку, но мне предложили должность заместителя начальника отдела внутренних дел — начальника полиции в Междуреченске, куда я как раз переехал с семьей на постоянное место жительства, — продолжает Е.С. Сидоренко. — Второй год работы проходит у меня значительно успешнее, чем первый, поскольку удалось отчасти кадрово усилить ключевые направления в деятельности криминальной полиции.

    Основа работы начальника полиции — организация работы оперативных служб по раскрытию преступлений, эффективному использованию в этих целях современных форм и методов оперативно-разыскной деятельности.

    Это и личный контроль за организацией работы по раскрытию тяжких и так называемых резонансных преступлений, за оперативным, экспертно-криминалистическим сопровождением уголовного розыска, подразделений по борьбе с экономической преступностью, с незаконным оборотом наркотиков, с преступлениями в сфере высоких технологий. Большей частью работа полиции имеет гриф секретности, поскольку добывание информации о латентной преступной деятельности идёт тяжело, по крупицам, скрытыми методами, включая взаимодействия на конфиденциальной основе — умение нарабатывать и использовать агентуру.

     — Евгений Сергеевич, как у вас складывается кадровая работа с личным составом?

     — Когда я только приступил к службе, некомплект по кадрам был значительный, удалось его отчасти сократить, и работа в этом направлении продолжается. Иначе нехватка специалистов ведёт к плачевным последствиям. Не только к провалам по направлениям деятельности, но и к большим переработкам действующих сотрудников. Обычно же кто-то в командировке, в отпуске, на больничном; усугубляет ситуацию «самоизоляция» ряда сотрудников в связи с ковидом. Так и получается, что, к примеру, из девяти штатных единиц в БЭП (отдел по борьбе с экономическими преступлениями — авт.) исполняют свои обязанностилишь два человека. И с каким бы усердием люди ни работали, «закрыть амбразуру», справиться с большим объёмом работы и обеспечить высокую результативность — нереально. Ведь борьба с экономическими преступлениями, как и с преступностью в сфере IT, — наиболее сложные и специфичные направления, они требуют углублённой подготовки специалистов.

    Есть ещё тяжелое обстоятельство, которое препятствует возбуждению уголовных дел — необходимость проведения дорогостоящих экспертиз. К примеру, у нас есть ряд материалов по игровым автоматам. На проведение экспертизы по каждому компьютеру требуется порядка 30 тысяч рублей. А профинансировать экспертизу — денег нет, ждём, когда выделят. И это тормозит дальнейшие действия оперативников по раскрытию преступлений.

    Участковых уполномоченных по штату необходимо 33, некомплект — 11 человек! Сотрудникам, которые остаются в работе, приходится пахать не только днём и ночью, но и в выходные дни, что крайне нежелательно, — перегрузки истощают нервную систему, подтачивают здоровье. При нехватке кадров снижается качество отработки тревожных сигналов и мест происшествий, потока заявлений и поручений, не говоря уже о постоянной работе с поднадзорными категориями.

    В группе НОН (по незаконному обороту наркотиков — авт.) вместо пяти человек работал один, а сейчас добавлен и руководитель подразделения. Подобрать руководителя всегда довольно сложно — мало кто соглашается взять на себя такую ответственность. Но после ухода руководителя БЭП подобрать специалиста на его место удалось. Вакантным остаётся место начальника дежурной части — работаю над этим, готовлю кандидата.

    Рад отметить, что в Междуреченске — сильнейшее экспертно-криминалистическое подразделение, которое обслуживает отделы внутренних дел по югу области: Калтан, Осинники, Мыски, Новокузнецкий район. В частности, у нас проводят почерковедческую экспертизу и экспертизы наркосодержащих веществ. В Кузбассе лишь три города имеют лабораторные условия для проведения экспертиз по наркотикам: Кемерово, Новокузнецк и Междуреченск. Этой работой занимаются всего пять сотрудниц, которым удаётся закрывать все потребности по экспертно-криминалистическому сопровождению дел и обеспечивать суточные дежурства, при которых эксперт выезжает в составе опергруппы на отработку мест преступлений.

    А каков человек в деле — видно сразу, по результатам. И если толку от сотрудника год от года нет, выход — либо на другую службу, по силам и способностям, либо — увольнение «на гражданку».

     — Евгений Сергеевич, до подведения годовых итогов ещё далеко, но — какие особенности этого года вы бы отметили по своей службе?

     — Год характерен всплесками бытовой преступности, как будто все накопленные проблемы и раздражение люди стали вымещать друг на друге. То жена сковородкой мужу голову проломит, то за ножи люди хватаются. Как правило, причинение вреда здоровью, тяжкие телесные повреждения и убийства (как вы знаете, в сентябре был даже факт убийства с «расчленёнкой») происходят на фоне злоупотребления алкоголем, а объёмы продажи спиртного в этом году возросли.

    Кроме того, резко увеличилось число «несунов» из магазинов. Чаще всего: зашёл человек, бутылку за пазуху и — мимо кассы. У нас получается вал работы — по 10-20 заявлений о мелких хищениях из магазинов в день. Мы не раз на совещаниях администрации городского округа с коммерсантами, на совете предпринимателей выходили с предложением ввести обязательную охрану, хотя бы в крупных торговых центрах. Увы, даже на фоне ежедневных краж директора магазинов не желают тратиться — ставить более действенный заслон, и за пультом видеонаблюдения, как правило, сидит кассир...

     — Насколько активны, инициативны в оказании помощи правоохранителям наши граждане?

     — Обращения от граждан поступают не только в ходе прямых и горячих линий, но и фактически ежедневно. Вот, на днях у нас проходила акция «Сообщи, где торгуют смертью». Жители бывают искренне обеспокоены и «нехорошими квартирами», подозревая, что у соседей — наркопритон, и наблюдают порой людей, которые делают так называемые «закладки» с наркотиками, и наркоманов, которые забирают оставленный для них «товар». Но когда сотрудник полиции предлагает оформить заявление, чтобы на его основании он мог провести работу, многие отказываются от какого-либо взаимодействия.

    Хотелось бы, чтобы люди были посмелее и поактивнее. А пока сотрудники НОН больше полагаются на собственные силы и оперативные методы работы. «Закладочники» фактически уже не решаются действовать в городе, где кругом видеокамеры и случайные очевидцы — они прикапывают фасовки наркотических средств на периферии, в лесках, по частному сектору, фотографируют путь к закладке, отправляют эти фотоотчёты потребителю и в ответ сразу получают денежный перевод, онлайн.

    «Лёгким» заработком наркодилера не брезгуют самые разные люди. Оперативники задерживали и студентов, и молодых супругов, причём, жена беременная, и ей всего 16 лет. Недавно задержали двух женщин — обе мамы-одиночки, нашли преступный заработок приемлемым для себя …

     — «Профессионального выгорания» ещё не чувствуете?

     — «Выгорание», истощение внутреннего ресурса происходит, если работа не слишком органична для человека, не отвечает его жизненным приоритетам. А для меня с юных лет служба стала образом жизни, закалила, это мой самый верный путь профессиональной самореализации. Напряжённость работы — да, она такова, что вот даже почётные грамоты развешать на «стене славы» некогда, — улыбается Евгений Сергеевич. — За весь период службы у меня 37 поощрений, в том числе 14 медалей (собрал всю линейку ведомственных «аксельбантов», включая медаль за отличную службу в Дагестане). Среди региональных наград — медаль «За служение Кузбассу», вручена в 2017 году.

     — Тогда — как восстанавливаетесь?

     — Наилучший и любимый для меня отдых — это рыбалка. Собственно, по этой причине и перевёз сюда семью. Две реки, в верховьях которых ещё водится рыба — это прекрасно! В свой отпуск уезжаю дней на пять — никакие средства связи в таёжной глуши не работают, так что полностью отключаюсь от городской суеты. Ещё и на Мрас-Су выбираюсь, для разнообразия.

    Рыбалка для меня — не столько азарт, сколько — уединение, благословенная тишина. Лишь звуки природы — реки, птиц, шум ветра в высоких кронах — погружают в то расслабленное, неторопливое состояние, когда отпускает напряжение, улетучиваются тревоги.
    В городе, если есть время, — хожу пешком. Со 101-го квартала, где мы поселились, выходил на дамбу и гулял до железнодорожного вокзала, из интереса, чтобы лучше узнать город. Сразу записался и в ближайшую библиотеку — люблю читать, хотя бы урывками.

    …В праздничный день признался личному составу, что искренне рад работать с такими высокопрофессиональными, замечательными людьми!

    ИД Контакт. Записала С. Журавлева. Фото: сайт ГУ МВД РФ по Кемеровской области.


    13.11.2020

    вернуться к списку


    Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

    Книги о Междуреченске

    VIP объявления

    города Новокузнецк, Кемерово